Долгожительница Лапна Дикаева: «Все можно стерпеть, но только не разлуку с семьей…»

В рамках реализации проекта «Долгожители Чечни», корреспонденты Информационного агентства «Грозный–информ» рассказывают о жизни долгожителей республики. Жительница села Надтеречное, Надтеречного района Чеченской Республики Лапна Дикаева уже разменяла вторую сотню века, ей — 104 года.

— Это секунды радости, страдания, тяжелые испытания и работа всю жизнь, – вот так расписала свою жизнь 104-летняя женщина.Родилась Лапна в селении Верхний Наур (чеч. Лакха-Ноьвре) в 1910 году. В их семье было шесть человек — отец, мать, два сына и две дочери. Лапна, после замужества стала жить в селе Надтеречное, где до сих пор живет со своими родными. Из своей жизни бабушка помнит немногое, возраст дает о себе знать, но она точно помнит самые важные, на ее взгляд, моменты, с которыми она не сможет распрощаться никогда.

Лапна четко помнит события, связанные с депортацией чеченского народа в 1944 году. В их доме, вспоминает она, жил русский майор Сахаров, который якобы приехал на учения в их район. Она стирала его вещи, готовила еду для него. Япон (так звали мужа Лапны) с удовольствием приютил у себя этого военного, также как и все другие семьи села. Но, добрые и гостеприимные чеченцы не знали, для чего в их селе поселили военных.

— Это был очень холодный февральский день. Мне нужно было срочно отправиться к больной матери, которая жила в Верхнем Науре. Но, муж меня не пустил, сказал, чтобы я сегодня осталась дома, так как гостя нельзя оставлять, а завтра смогу поехать домой, так как у военных выходной. На следующий день надела свой теплый желтый платок, пальто и поехала к матери. Маленького сына пришлось оставить дома со свекровью. Если бы я знала, что дальше меня разлучат с семьей, то я осталась бы дома,- рассказывает со слезами на глазах Лапна.

Утром к ним пришли военные и сказали, что их выселяют. Лапна сразу вспомнила о своей семье, о маленьком сыне. Ее ничего не пугало, только бы лишь воссоединиться с мужем и сыном, которые остались в другом селе. Она попросила разрешения поехать в Надтеречное, но ей сказали, чтобы она оставалась здесь, так как ее туда не пропустят, тогда она и мать с сестрами может потерять. Лапна стала собирать вещи в дорогу. Брали все необходимое, хотя и не знали, что им пригодится в дороге, куда их везут и зачем.

Фото Луизы Цагуевой

Лапна продолжила свой рассказ:

— В день выселения мы стояли на станции. Там было много людей. У всех были напуганные глаза. Но, я стояла в ожидании, думала, вот-вот придут и мои родные, любимые. Но, их все не было. Потом к нам подошел какой-то военный и сказал, что всех из села Надтеречное уже выселили. Мой муж Япон, оказывается, тоже меня искал. После того, как им сказали, что всех выселяют, он собрался на мои поиски, но майор Сахаров сказал ему, что это будет проблемно, так как все ходы и выходы перекрыты, да и за всеми ведется слежка, чтобы никто не смог сбежать. Но, Сахаров объяснил, что он может на постах сказать, что Япона послал майор Сахаров. Так он прошел несколько постов, на одном из них ему также сказали, что сельчан Верхнего Наура уже депортировали. Так мы и разминулись. Тем более что мужчин и женщин разделили и вывозили отдельно. Но, моему мужу снова помог майор Сахаров, который позволил Япону ехать вместе с матерью, сыном и племянницей. Он вернулся домой, выпустил с коровника наших двух коров на волю, собрал все необходимые вещи и вместе они пошли на станцию. Я помню, в тот день был сильный снегопад, какого никогда ранее не было в наших краях.

Младшая сестра Лапны по дороге в Казахстан заболела тифом, но они скрыли этот факт от военных, так как те безжалостно выкидывали из поезда и мертвых и больных людей. К счастью, она выжила. Но, по приезду на 11-й участок Карагандинской области Казахской ССР, болезнь сестры передалась матери, Лапне и ее двоюродной сестре. По ее словам, рядом с ними не было больницы, нужно было ехать в соседнее село Узенькое. Врачи брили больным голову, и заворачивали их в мокрые покрывала, таким способом борясь с тифом, так как другого методов лечения не знали. Когда болезнь отступила, Лапна начала писать письма, искать свою семью. Наконец-то, Япон нашел свою Лапну, после чего они переехали в селение под названием Арбайтер.

По ее рассказам, там еще проживали этнические немцы, которые очень хорошо разбирались в лечении людей народными методами. Лапна также обратилась за помощью к немцам, так как ее дочь, которая уже родилась в Казахстане, заболела.

— Один из немецких целителей лечил мою дочь и благодаря Всевышнему, она вылечилась. Я по сей день благодарна тем немцам. А вот соседская девочка не вылечилась и умерла, — рассказала она.

Спустя некоторое время их семье дали жилье, они обзавелись скотом. Лапна тоже стала работать. Первое время вынуждена была трудиться в животноводстве, чтобы принести в дом хоть какой-то доход. Потом вышла на колхозные поля, сажала ячмень, пшеницу, рожь, просо, за что получала подсолнечное масло, муку, зерно. Как рассказывает Лапна, жизнь начала налаживаться после всех страданий. Потом они получили известие о том, что они свободны и могут ехать домой в Чечню. Было это спустя 13 лет вынужденной депортации. Их радости тогда не было предела.

В их дома, еще в 1944 году были заселены русские казаки, но, перед возвращением чеченцев они уехали, и дом Лапны и Япона уже пустовал, хотя в некоторых домах сельчан еще оставались казаки.

Сейчас Лапна живет с сыном, снохой, внуками, правнуками и нянчит любимых праправнуков. Большая и крепкая семья — залог ее счастья и здоровья. За этот бесценный подарок она не перестает благодарить Всевышнего.